Кто убит в москве юристом

Приговором за убийство окончился для Рашида Бозиева длительный конфликт с бывшим бизнес-партнером. У предпринимателя сдали нервы, и он застрелил юриста, представлявшего интересы его оппонента и пытавшегося взыскать с него долг — 166 миллионов рублей. Подробности расследования выясняла «Лента.ру».

Трагедия произошла год назад в шикарных столичных апартаментах на 3-й Фрунзенской улице. Свидетелем преступления оказался судебный пристав, который вместе с защитником пришел исполнить судебное решение. Обвиняемый пытался впоследствии убедить следствие и суд в том, что совершил убийство юриста в состоянии аффекта, но психиатрическая экспертиза признала Бозиева полностью вменяемым.

47-летний Рашид Бозиев — личность весьма неординарная. Многодетный отец — у него шестеро детей от разных браков. Лет пять-шесть назад перешел на сыроедение — эта система питания исключает употребление пищи, подвергшейся тепловой обработке. Впрочем, такой режим допускает употребление сырого мяса, рыбы, яиц, морепродуктов.

Бозиев возглавлял компанию «Энерготехмаш — 21 век», пишет сайт BFM.ru. По данным издания, ему принадлежало более 50 патентов в различных научных областях.

«Бозиев был интегратором идей, а его деловой партнер финансировал их воплощение», — рассказал в интервью «Ленте.ру» следователь Егор Буренин из московского управления Следственного комитета России. По его словам, их бизнес состоял во внедрении научных разработок в промышленность.

Например, одна из идей заключалась в том, чтобы внедрить в Европе дешевую технологию бурения скважин для добычи воды. «Но процентов 90 их бизнес-планов не реализовались», — говорит следователь.

По данным BFM.ru, инвестором был миллионер Дмитрий Дойхен, известный как совладелец десятка различных фирм, среди которых компания «Спортмастер» и аптечная сеть «Витафарм». Деньги Бозиев получал с 2013 года, инвестиции были оформлены в виде договора займа с определенными условиями.

Дойхен и Бозиев владели долями в компании «Реактивное бурение», занимающейся производством бурового оборудования, добычей природного газа и сырой нефти.

В период совместного бизнеса Бозиев купил себе три квартиры в одном доме на Фрунзенской улице, которые объединил в двухуровневые апартаменты, где 4 февраля 2016 года произошло убийство.

В какой-то момент партнеры поссорились. Инвестор стал предъявлять Бозиеву претензии в связи с отсутствием результатов, а тот оправдывался тем, что наука требует времени.

В итоге Дойхен подал на партнера в суд и для судебных тяжб нанял юриста Олега Кузнеца. Бозиев утверждал, что договор займа поддельный, хоть и признавал на нем свою подпись. Тем не менее он проиграл все судебные процессы, и его обязали выплатить бывшему партнеру почти 167 миллионов рублей.

Инвестор потребовал в счет оплаты долга квартиру на Фрунзенской улице, а также научные патенты в области энергетики и нефтегазовой промышленности, указывает BFM.ru.

Как пишет деловое издание, Бозиев в суде рассказывал, что его конфликт с Дойхеном дошел до такой стадии, что на него было совершено покушение: его машину обстреляли, после чего он был вынужден нанять охрану и на некоторое время уехать за рубеж. В результате переговоров с бывшим партнером ему почти удалось уладить дело миром, однако подписанию мирового соглашения помешал Кузнец, который повел себя весьма агрессивно. Он требовал, чтобы Бозиев съехал с квартиры, и угрожал арестовать его имущество.

Вечером 4 февраля 2016 года в апартаменты Бозиева на 3-й Фрунзенской улице пришли Кузнец с помощницей, судебный пристав и двое понятых.

Хозяина дома не было, дверь незваным гостям открыла жена. В квартире были еще два сына-подростка Бозиева и его племянник, который был в курсе судебных дел родственника, так как представлял его интересы в качестве юриста.

Племянник сообщил приставу, что снял у дяди пустую квартиру и обставил ее своей мебелью. В подтверждение этого он представил договор аренды, составленный заранее, рассказывает следователь Буренин.

Пристав поинтересовалась наличием акта передачи, в котором было бы указано, что квартира была сдана пустой. Племянник не смог представить такой документ и позвонил Бозиеву, который приехал через 20 минут. Тем временем пристав начала опись имущества.

«Все произошло быстро. Бозиев и Кузнец стояли друг против друга, когда раздался первый выстрел. После этого все выбежали из комнаты и уже никто не видел, что произошло дальше. Только два человека — одна понятая и помощница Кузнеца — видели, что первый выстрел произвел Бозиев», — рассказывает следователь.

Бозиев сразу после задержания заявил, что пистолет принадлежал юристу. «Я подошел к Кузнецу, он вытащил пистолет, я его выхватил, произошел непроизвольный выстрел. Потом он побежал к лестнице на второй этаж, я знал, что там находятся мои маленькие дети, я испугался и начал стрелять в сторону лестницы», — цитирует Буренин показания Бозиева из протокола допроса.

По словам Буренина, была проведена сложнейшая комплексная экспертиза пистолета. Это был спортивный сигнальный «ИЖ», переделанный для стрельбы боевыми патронами.

Первая пуля попала Кузнецу в шею и прошла навылет. Выстрел был произведен в упор, о чем свидетельствуют выраженные следы порохового нагара на коже потерпевшего, уточнил следователь. После этого ранения Кузнец еще мог передвигаться и побежал в сторону лестницы, видимо, убегая от Бозиева, но там его оставили силы, он упал. Вторая пуля, по заключению экспертов, была выпущена в спину лежащего либо падающего человека. «Говорить о самозащите, если ты стреляешь в спину человека во второй раз, не приходится», — пояснил Буренин.

«Характер ран плюс отсутствие следов смазки на одежде Кузнеца, механизм образования пороховых осаднений (поверхностное механическое повреждение кожи — прим. «Ленты.ру») в совокупности с показаниями двух свидетельниц полностью опровергают версию Бозиева о самообороне», — заключил он.

5 февраля 2016 года Бозиев выдвинул версию о том, что «защищал семью», стреляя в Кузнеца.
16 февраля он изменил показания и заявил, что совершил убийство в состоянии аффекта.
«Это было эмоциональное убийство в виду личных неприязненных отношений. Никакого аффекта не было. Следствию предстояло это доказать», — объясняет следователь. По его словам, была назначена психиатрическая экспертиза. Бозиева обследовали в психиатрической больнице имени Алексеева.

«Он заранее изучил обширную литературу о состоянии аффекта, находясь в СИЗО. Прочитал все очень внимательно, и потом врачам как по учебнику рассказывал о своих ощущениях, которые он якобы испытывал в момент преступления. Он сказал, что ничего не помнит», — говорит Буренин.

Но психиатры пришли к выводу, что обвиняемый осознавал свои действия, и признали его полностью вменяемым.

Одетый в футболку, джинсы и кроссовки, с копной длинных волос и бородой, обвиняемый не отводил взгляда, как это делают многие, попавшие на скамью подсудимых, и охотно общался с прессой.

«Вы раскаиваетесь?» — спрашивали Бозиева журналисты.
«А как же», — не раздумывая отвечал он, признавшись, что вынужден был сделать два выстрела в Кузнеца, так как «защищал свою семью». Он заявил, что не планировал никого убивать, все произошло случайно.

Версию отца о том, что Кузнец напал первым, подтвердил в суде сын Бозиева. Оказалось, в тот злополучный вечер он снимал юриста на свой телефон, пока отец не вернулся. Адвокаты подсудимого пытались убедить суд, что карман брюк Кузнеца оттопыривается, потому что в нем якобы находится пистолет.

В итоге судья решила, что сын выгораживает отца. Бозиев был признан виновным в умышленном убийстве, незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов. Его приговорили к 10,5 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Родственники Кузнеца потребовали взыскать с Бозиева 10 миллионов рублей морального ущерба, однако суд снизил эту сумму до одного миллиона, прибавив расходы на похороны — 100 тысяч рублей.

В интервью Deutsche Welle российский эксперт заявил, что убийства адвокатов в стране происходят из-за того, что в судах невозможно реальное разрешение споров.

По мнению первого вице-президента Федерального союза адвокатов России Игоря Трунова, следствием убийства адвоката Станислава Маркелова должны стать изменения в российском законодательстве, которое бы реально защищали адвокатов.

Deutsche Welle: Игорь Леонидович, как в адвокатской среде восприняли убийство адвоката и известного правозащитника Станислав Маркелова?

Игорь Трунов: В России убийства адвокатов не редкость. Это вообще происходит периодично. Я могу навскидку назвать 15 фамилий убитых адвокатов. Единственное, что большой шум и скандалы по этому поводу случаются редко. Кстати, владелец сайта Ингушетия.ру, убитый милиционерами, тоже был адвокатом.

— А почему убивают адвокатов?

— У нас достаточно часто происходят убийства адвокатов, потому что, к огромному сожалению, законодательно не защищены ни он сам, ни его родственники. То есть адвокат, который наравне с прокурором и судьей участвует в уголовном процессе, по закону всего лишь простой гражданин. Это создает повышенную группу риска в адвокатуре.

Такой пробел в нашем законодательстве, умышленно этим законодательством оставленный, приводит к тому, что это наиболее простой способ решения юридической проблемы. Если адвокат добросовестен, профессионален или просто строптив, то нередки телесные повреждения и даже убийства. Это, конечно, накладывает на адвокатскую деятельность определенный отпечаток, и адвокаты, юристы, как никто другой, осознают свою беззащитность, и, естественно, это сказывается на качестве юридической помощи.

— Это убийство как-то может изменить положение адвокатов в стране? Все-таки оно вызвало большой резонанс…

— Я думаю, что оно должно повлечь определенные законодательные изменения, хотя бы потому, что оставшиеся сироты, семьи должны получать хоть какое-то возмещение ущерба. Должна появиться определенная защита, потому что родственники погибшего адвоката, как правило, борются за возбуждение уголовного дела и его расследование. Потому что, как показывают практика и опыт, в убийствах такого рода, как правило, участвуют сотрудники правоохранительных органов, либо бывшие, либо действующие. И это, конечно, сказывается на расследовании, а безнаказанность ведет к вседозволенности, то есть, повторяется раз за разом.

Я считаю, что вся эта ситуация не должна ограничиваться эмоциональной составляющей, когда высказывается негодование и говорятся красивые речи, что мы видим на сегодняшний день. Это должно повлечь изменения в законодательстве, которое бы реально защищало адвокатов.

— Какие конкретно нормы должны быть внесены в российское законодательство для защиты адвокатов?

— Я предлагаю целый ряд изменений. В частности, есть закон о том, что родственники участников судопроизводства, сотрудников МВД, ФСБ в случае их гибели получают 180 окладов, а это 200 тысяч долларов. Адвокат в эту категорию не попадает.

Даже в странах СНГ есть уголовная ответственность за препятствие деятельности адвоката. В России в уголовном законодательстве такого закона не знает. Поэтому необходимо внести целый ряд законодательных изменений, чтобы адвокат стал хотя бы равен прокурору в части своей защиты.

— У вас есть свои версии произошедшего, и каков был мотив убийства?

— В данной ситуации сложно выдвигать версии. Но я не думаю, что это лежит на поверхности. Я не думаю, что есть прямая связь с Будановым: уж слишком было бы это наглядным. Человека только отпустили и сразу такое преступление — понятно, на кого ляжет подозрение. Поэтому вероятность прямой связи небольшая.

Маркелов имел отношение еще ко многим громким делам, и много работал на Кавказе. А там есть определенная специфика, есть кровная месть, есть клановые отношения. Все это сложно и спрятано глубоко, поэтому нужно смотреть те последние дела, которые он вел. А адвокат, как правило, ведет 10-15 дел. И если половина из них громкие, то, конечно, нужно рассматривать весь спектр, а не концентрироваться на наиболее резонансном деле.

— Это убийство называют демонстративным. По мнению некоторых экспертов, заказчики убийства хотели дестабилизировать атмосферу в российском обществе и вызвать протест среди представителей чеченской диаспоры. Вы разделяете такую точку зрения?

— Я такое мнение не разделяю. У нас такая короткая память на убийства — это как раз и есть питательная среда. За последний год у нас таких демонстративных убийств возле Кремля было несколько. И губернаторов у нас в центре Москвы убивали, и убийства происходят каждую неделю, зачастую прилюдно, при скоплении свидетелей. Поэтому, к сожалению, это не исключение из правил.

— О чем говорит вообще такая обстановка? Людей убивают в центре Москвы, убивают губернаторов, адвокатов, журналистов…

— Это говорит об очень слабой судебной системе. В суде невозможно реальное разрешение споров, то есть, нет независимого судопроизводства. И поэтому, естественно, вопросы решаются другими способами, либо коррупционными, а коррупция захлестнула страну, либо такими страшными методами, как убийство, нанесение телесных повреждений.

Конечно, необходимо ставить вопрос о реально действующей судебной власти, куда бы можно было апеллировать в цивилизованном государстве. Но, увы, сейчас этого нет.

На данный момент версия убийства, связанная с профессиональной деятельностью, является приоритетной

27.04.2017 в 10:35, просмотров: 15411

Расстрелянная в среду на Алтуфьевском шоссе адвокат Наталья Вавилина специализировалась на имущественных спорах— при убитой нашли соответствующие материалы. Основная версия убийства — профессиональная.

Как стало известно «МК», в последнее время Вавилина вела судебную тяжбу касаемо спорной земли в Одинцове. Поэтому в первую очередь следователи опросят фигурантов этого дела.

Кстати, уже установлено, что киллер с места расстрела уехал на «Ниссане» — сейчас полицейские пытаются отследить путь машины. Это будет сделать сложно, так как преступник предусмотрительно закрыл госномера.

Наталья Вавилина (ей было 40 лет) была опытным адвокатом, несмотря на то, что информации о ней в интернете крайне мало. Судя по данным информационно-аналитической системы Росправосудие, она была задействована в двух делах — одном уголовном, другом — гражданском (по трудовым спорам — о восстановлении на работе).

Вавилина в 1999 году закончила юридический факультет Гуманитарного института. В начале 2000-х работала в Московской коллегии адвокатов «Защита». А в конце 2013 года вместе с партнером Алексеем Рогачевым учредила коллегию адвокатов «Дельфи» (офис располагался на Арбате).

В квартире на Алтуфьевском шоссе адвокат жила с дочерью — 20-летней Викторией, студенткой факультета журналистики. Ее муж Андрей Вавилин скончался.

  • Самое интересное
  • По теме
  • Комментарии

Оставьте ваш комментарий

Комментарии пользователей

  • Личность застреленной в Москве женщины-адвоката установлена

Самое интересное

Популярно в соцсетях

Популярно в соцсетях

© ЗАО «Редакция газеты «Московский Комсомолец» Электронное периодическое издание «MK.ru»

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство Эл № ФС77-45245 Редакция — ЗАО «Редакция газеты «Московский Комсомолец». Адрес редакции: 125993, г. Москва, ул. 1905 года, д. 7, стр. 1. Телефон: +7(495)609-44-44, +7(495)609-44-33 , e-mail [email protected] Главный редактор и учредитель — П.Н. Гусев. Реклама третьих сторон

Все права на материалы, опубликованные на сайте www.mk.ru, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законодательством РФ.
Использование материалов, опубликованных на сайте www.mk.ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал mk.ru, до или после цитируемого блока.

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля».
Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

Источники: http://m.lenta.ru/articles/2017/02/14/bozief/, http://www.dw.com/ru/игорь-трунов-адвокаты-в-россии-беззащитны/a-3965603, http://www.mk.ru/incident/2017/04/27/rasstrelyannaya-v-moskve-zhenshhinaadvokat-vela-dela-ob-imushhestvennykh-sporakh.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *