Юрист в системе правосудия

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 31.03.2018 2018-03-31

Статья просмотрена: 983 раза

Библиографическое описание:

Рюмина Е. А. Понятие правосудия // Молодой ученый. — 2018. — №13. — С. 198-202. — URL https://moluch.ru/archive/199/48960/ (дата обращения: 22.04.2019).

В статье рассматривается такая сложная и многогранная категория, как «правосудие», которая является необходимой для понимания роли правосудия в судебной системе Российской Федерации и его практического применения.

Ключевые слова: судебная власть, правосудие, судопроизводство, субъекты правосудия, признаки правосудия.

The article discusses the concept of such a complex and multifaceted category as «justice», which is necessary for understanding the role of justice in the judicial system of the Russian Federation and its practical application.

Keywords: judicial power, justice, legal proceedings, subjects of justice, signs of justice.

С принятием в 1993 году Конституции Российской Федерации [1], Россия была провозглашена правовым и демократическим государством, в основу чего входит соблюдение, признание и защита прав и законных интересов человека и гражданина. Важным и надежным гарантом защиты прав и свобод человека и гражданина является судебная защита. Как верно отмечает С. В. Боботов «стройная система законов и эффективное правосудие — важнейшие предпосылки перехода к правовому, демократическому государству» [3, c.23].

В юридической литературе давно идет дискуссия относительно форм реализации судебной власти. Выделяют разнообразные формы осуществления судебной власти, например, судебный контроль обоснованности и законности решений и действий органов, которыми осуществляется оперативно-розыскная деятельность, дознание, предварительное следствие, разъяснение действующего законодательства, участие в формировании судейского корпуса и пр. В то же время все сходятся в том мнении, что главной формой реализации судебной власти в государстве является правосудие.

Сегодня в науке встречаются разные определения правосудия. По этому поводу А. С. Безнасюк верно отмечает, что в науке так и не сложено единого мнения относительно трактовки понятия «правосудие». Споры касаются как содержания данного понятия, так и пределов функционирования самого правосудия [15, c.30].

В Большом энциклопедическом словаре дается такое определение правосудия — форма государственной деятельности по рассмотрению и разрешению судом уголовных и гражданских дел [5]. В другом словаре под правосудием предлагается понимать форму государственной деятельности, которая заключается в рассмотрении и разрешении в суде дел об уголовных преступлениях и гражданских спорах [14, c.241]. Как видим, принципиально данные понятия не различаются, а правосудие рассматривается исключительно через призму деятельности суда.

В науке имеет место широкое и узкое понимание правосудия.

Самое широкое понимание данного явления представлено, с философской точки зрения, где правосудие определяется как некий ритуал (акт или действие), направленные на приобретение законной силы, как случаи применения права в момент разрешения тех или иных споров. По мнению В. И. Даля, правосудие — это правовой суд, решение по закону совести и правды. [8, c.380].

С. И. Ожегов считает, что правосудие является деятельностью суда [13, c.511]. Д. Н. Ушаков понимает под правосудием деятельность суда, основанную на законе и судебную деятельность органов юстиции [18, c. 764].

Анализ статей 18, 32, 50, 52, 118, 124 Конституции РФ дает основания утверждать, что правосудие является властной деятельностью исключительно суда по разрешению различных споров в порядке конституционного, административного, гражданского или уголовного судопроизводства.

В юридической науке сложено два подхода к пониманию рассматриваемого понятия: институциональный и функциональный. Так, например, под правосудием понимают специфическую деятельность государства или функцию судебной власти, направленную на разрешение различных споров. При этом у правосудия есть ряд признаков, в частности, правосудие осуществляется исключительно от лица государства и только судами [11]. По мнению сторонников функционального подхода, под правосудием следует понимать самостоятельный вид государственной деятельности, осуществляемой судом по отправлению правосудия, по разрешению и рассмотрению юридических дел в процессуальных формах, посредством осуществления правоприменительной деятельности и вынесения решений, обеспеченных государственным принуждением [12, c.5].

И. В. Губенок рассматривая понятие правосудие, и вовсе приходит к выводу о необходимости выделить в отдельное понятие термин «эффективное правосудие», под которым предлагается понимать совершаемую в строгом процессуальном порядке деятельность суда по разрешению и рассмотрению споров, как непосредственное разрешение и рассмотрение споров в установленный законом срок, как принятие судебного акта, который отвечает признакам справедливости и законности и как реальную защиту нарушенных прав человека и гражданина [6, c.110].

По нашему мнению, нет необходимости выделять какое-либо новое понятие правосудия и тем боле эффективного. Тем самым автор признает, что правосудие, как форма или функция суда, о чем, к слову сказать, неоднократно упоминается в тексте Конституции РФ, не может относиться к эффективному правосудию, то есть является неэффективным, что неверно. Суд в своей деятельности придерживается исключительно законодательства, а результат деятельности суда в виде судебного решения, постановления или определения это и есть тот эффект, которого ждут стороны спора.

А. А. Камардина выделяет понятие правосудия исключительно в уголовном судопроизводстве, понимая под ним деятельность государственного органа в лице суда по рассмотрению уголовных дел по существу, назначению наказания, а также по рассмотрению и разрешению споров, которые связаны с исполнением приговоров [10, c.15].

А. Е. Белоусов идет еще дальше в своих рассуждениях о правосудии по уголовным делам и отмечает, что Конституция РФ указывает на полномочия суда по признанию подсудимого виновным или невиновным в совершении преступления и назначению наказания. Принятие решения в отношении конкретного лица о его виновности или невиновности является разрешением дела по существу и, следовательно, относится к правосудию в уголовном судопроизводстве. Далее, автор пишет, что принятие решения суда о мере пресечения, например, в виде заключения под стражу, домашнего ареста, или залога или в отношении производства следственных действий, которыми ограничиваются права и свободы человека, например, обыск, выемка в жилом помещении, запись телефонных разговоров и пр., никак не связано с решением вопроса о том, виновен или нет подсудимый в предъявляемом ему преступлении, ввиду чего такая деятельность не будет являться правосудием [4].

По нашему мнению, любая процессуальная деятельность суда является правосудием. И если разрешение или рассмотрение дела в суде — это непосредственное правосудие, то заключение под стражу или назначение домашнего ареста — это результат такого правосудия, и он является его неотделимой частью. Рассмотрение любого дела в суде всегда нацелено на определенный результат и если такого результата не будет достигнуто, то мы не можем говорить о правосудии.

Также, по нашему мнению, представляется нецелесообразным выделять понятие правосудия исключительно в уголовном судопроизводстве. В противном случае мы можем прийти к тому, что нам будет необходимо выделять понятие правосудия применительно ко всем отраслям права. Правосудие категория единая, нельзя говорить о том, что правосудие существует исключительно в уголовном судопроизводстве, а в гражданском судопроизводстве его нет или оно отличается по своему объему или иному признаку. Представляется, что такой подход еще больше усложнит дискуссию в науке в отношении рассматриваемого понятия.

По нашему мнению, правосудие на современном этапе развития нашего общества становится явлением многогранным. Институт правосудия является, прежде всего, средством разрешения конфликтных ситуаций и, как следствие, выступает в качестве средства или формы снятия социальных противоречий.

Представляется, что правосудие следует рассматривать не только с позиции деятельности суда по разрешению разнообразных споров, но и с точки зрения его понимания, как синонима справедливости. Справедливость, категория моральная. Справедливость означает «правда». Как верно отмечает О. А. Торосян «Справедливость — понятие о должном, соответствующее определенному пониманию сущности человека и его неотъемлемых прав» [17, c.30]. А можно ли говорить о том, что справедливости можно добиться исключительно в суде? Представляется, что нет. Любой орган государственной власти, так или иначе, связанный с разрешением, тех или иных, споров в своей деятельности должен руководствоваться исключительно действующим законодательством, а значить, разрешать споры исключительно с позиции справедливости.

В литературе детально разработаны и не вызывают споров основные признаки правосудия, к которым относятся:

‒ правосудие осуществляет специальный орган государственной власти;

‒ правосудие осуществляется исключительно в установленной процессуальной форме;

‒ правосудие завершается принятием особого акта (решения) [7, c.39].

Однако выделены данные признаки исключительно, с точки зрения, что правосудие — это всегда деятельность суда.

В то же время субъекты правосудия не ограничены исключительно органами суда, то есть функции суда никоим образом не могут ограничить правосудие, как сложный институт. К субъектам правосудия следует относить и органы государства, которые в различной степени осуществляют правосудие, в частности, к таким органам следует отнести:

‒ органы предварительного следствия;

‒ органы прокурорского надзора и контроля;

‒ органы исполнения приговоров и решений суда [16, c.214].

Если обратиться к перечисленным выше признакам правосудия, то мы заметим, что и указанные выше субъекты относятся к государственным органам, действуют в строгом соответствии с процессуальным законодательством и результатом их деятельности всегда является принятие особого акта.

В уголовном судопроизводстве не обойтись без участия адвоката. Не может правосудие существовать и без органов исполняющих решение судов, в противном случае такое правосудие будет не полным (незавершенным).

В то же время и в Конституции РФ и, например, в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации [2] четко указано, что правосудие осуществляется исключительно судом (судьей). Однако нельзя игнорировать того факта, что и приведенные выше субъекты являются лицами, которые непосредственно способствуют отправлению правосудия и помогают суду установить истину в конкретном деле, без чего не будет окончательного решения суда, как результата правосудия. Такими образом, круг данных лиц, безусловно, должен быть включен в понятия правосудия.

Подобную точку зрения опосредованно поддерживает и И. Г. Казаков, указывая, что на досудебной стадии процесса в уголовном судопроизводстве имеют право принимать участие защитник, прокурор, подозреваемый, обвиняемый, следователь, переводчик, представители подозреваемого или обвиняемого. В разбирательстве, предусмотренном статьями 35–39 УПК РФ, круг субъектов, которые принимают участие в деле намного шире (потрепавший, свидетели и т. д.). Однако функция по отправлению правосудия возложена исключительно на судью. Остальные участники судопроизводства способствуют судье в установлении истины по делу, а именно в отправлении правосудия. Таким лицами могут являться и стороны процесса, например, обвинитель и защитник в уголовном процессе, которые в равноправном, открытом и состязательном судопроизводстве вправе излагать суду обоснованность заявляемых ими требований [9, c.157].

В то же время И. Г. Казаков максимально расширяет круг лиц, способствующих установлению правосудия, включая в него, например, обвиняемого (подозреваемого), что, по нашему мнению, неверно, представляется, что обвиняемый (подозреваемый), прежде всего, заинтересованы в отстаивании своих интересов (своей точки зрения). Не всегда можно говорить о том, что подозреваемый способствует правосудию, главной задачей данного участника процесса является уменьшение возможного срока наказания, подозреваемый (обвиняемый) не всегда дает правдивые показания, в связи с чем он может не способствовать правосудию, а, наоборот, мешать ему.

Таким образом, предлагается следующее понятие правосудия. Правосудие — это форма государственной деятельности суда и субъектов, способствующих правосудию (органы предварительного следствия; органы дознания; органы прокурорского надзора и контроля; органы исполнения приговоров и решений суда), осуществляемая на законодательных началах по определению справедливости в гражданском, административном, уголовном и конституционном судопроизводстве, результатом которой является принятие решений, обеспеченных государственным принуждением.

Ирина Артёмова, газета «Уральский рабочий»

Российские адвокаты изучили работу американской системы правосудия в Сан-Хосе штата Калифорния. Помимо знакомства с методами работы адвокатских компаний, они побывали на заседаниях судов, познакомились с деятельностью медиаторов, занимающихся досудебным урегулированием споров, изучили основы американской системы правосудия, пообщались с судьями.

О том, как устроена система правосудия в США, чем она отличается от нашей, рассказал участник поездки адвокат Свердловской областной гильдии адвокатов, медиатор, партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Дмитрий Загайнов.

— Российских юристов в последнее время будоражат планы введения адвокатской монополии на представительство интересов всех клиентов во всех судах. По этому поводу идут горячие споры. А как организована адвокатура в США?

— Ни один выпускник юридической школы не может заниматься адвокатской деятельностью и даже давать консультации, если не получит доступ к профессии (лицензию на право заниматься адвокатской, юридической деятельностью). Даже штатные сотрудники неюридических компаний обязаны его иметь. Если корпоративный юрист даст консультацию, не имея лицензии, ему грозят крупный штраф и потеря репутации. Для получения доступа к профессии необходимо сдать экзамен и стать членом ассоциации юристов. Ассоциация выдает лицензии и лишает их, разрабатывает кодекс профессиональной этики адвокатов, в котором указывается, за что адвоката можно привлечь к ответственности.

— Это требование распространяется только на адвокатов или также на прокуроров, судей?

— На всех. Чтобы стать прокурором или судьей, нужно состоять в этой ассоциации. Должность судьи выборная. Каждый судья избирается населением на 10 лет. Кандидат в судьи должен иметь хороший послужной список, опыт работы как в адвокатуре, так и в прокуратуре. Тогда у него есть шансы на избрание.

— Лицензия дает право представлять интересы клиента на всей территории США?

— Нет, только в том штате, в котором она выдана. Поскольку США — конфедерация, у них в разных штатах законы могут быть разными: например, в одном штате разрешено ношение оружия, в другом запрещено. Чтобы представлять интересы своего клиента в другом штате, нужно сдать там экзамен или привлечь к участию в процессе адвоката, имеющего лицензию в данном штате. В противном случае адвокат может только присутствовать в суде, быть консультантом. Выступать в суде он не может. У нас адвокат имеет право защищать клиента в любом городе и регионе.

— Чем еще отличается американская система судопроизводства от российской?

— В США по большей части применяется прецедентная система. Для того, чтобы выиграть дело в суде, адвокатам необходимо найти прецедент из практики суда того штата, в котором дело рассматривается, и предложить принять такое же решение. Но в Луизиане, как и у нас, применяется континентальная система, когда защиту выстраивают не на прецедентах, а на толковании законов.

— Как строятся взаимоотношения в судебном заседании между защитником, обвинителем, судьей? Имеет ли представитель обвинения какие-то преференции, например, по представлению доказательств? Признает ли их судья изначально неоспоримыми? У нас такие проблемы, увы, имеются…

— Американских адвокатов больше волнует проблема выстраивания отношений с судьей, чем с прокурором. Они смотрят, кому дело распределено, чтобы просчитать, какое решение судья может принять. Один из наших преподавателей — судья, ранее бывший прокурором — рассказал нам, что у них внутри юридической корпорации резкого антагонизма между представителями разных юридических профессий не существует, по отношению к коллегам они ведут себя достаточно корректно, хамство не допускается. Мы побывали на нескольких заседаниях в разных судах. Оказалось, что все происходит как в кино, фильмы отражают реальное положение вещей. Судья ведет себя достаточно корректно, объясняет свою позицию присяжным, может пригласить защитника к себе в кабинет, чтобы что-то обсудить. Прокуроры и адвокаты стараются эмоционально воздействовать на присяжных, поскольку они — простые граждане, на них нужно произвести впечатление (на судью эти приемы не влияют). Судья может даже пошутить.

— А если вторая сторона в споре — госорган? У нас суды нередко занимают его позицию.

— Если орган не прав и сторона защиты это доказала, спокойно отказывают представителю госоргана, фискальной службы. Но поскольку налоговая система в Штатах работает как часы, с налоговиками спорят редко, как правило, это делают крупные компании, когда начислены миллионные штрафы.

— Есть в американском суде состязательность сторон? Может ли адвокат представлять свои доказательства, а не только оспаривать те, что представлены прокуратурой?

— Адвокаты по уголовным делам не жаловались на то, что им запрещают добывать и представлять свои доказательства. По гражданским делам таких проблем вообще нет, так как у них существует обязательный досудебный обмен документами, стороны должны раскрыть свои доказательства, на которые они будут ссылаться, оппонентам. Адвокат может самостоятельно допрашивать свидетеля, оформлять его показания и представлять их в суде в качестве письменных доказательств. Суд, если сочтет необходимым, может вызвать свидетеля и еще раз допросить. Мы спрашивали: реальна ли состязательность сторон или это только видимость? Судьи сказали, что аргументы защиты и обвинения они заслушивают очень внимательно. Бывает и так, причем нередко, когда судья заходит в дело с одним представлением, а после заслушивания доводов меняет свою точку зрения. Из чего я делаю вывод, что состязательность там присутствует.

— Сколько стоят услуги адвоката, есть ли в США бесплатные адвокатские услуги для социально незащищенных граждан?

— У компаний, с которыми мы работали, нет социальной направленности. Они рассматривают адвокатскую деятельность как полноценный бизнес, и тот, кто к ним приходит, должен оплачивать эту работу. Оплата — почасовая, в среднем 400 долларов за час. В США есть подобие социальной адвокатуры, это адвокаты по назначению, но и они работают не бесплатно, их труд оплачивает не государство, как у нас, а ассоциация адвокатов.

— Как выявляют плохих адвокатов?

— У них существует рейтинги, в которых присутствуют все крупные юридические компании. Кроме этого, есть рейтинги успешных дел адвокатов. Любой может получить досье адвоката: где учился, где работал, в каких делах принимал участие, есть ли за ним дисциплинарная практика. В то же время адвокаты подчеркивают, что большая часть клиентов приходит в фирму только по рекомендациям: если качество работы адвоката кому-то понравилось, его рекомендуют знакомым. В то же время за деятельностью адвокатов наблюдает ассоциация. Хорошим мотиватором для добросовестного исполнения обязанностей является клятва. У нас тоже есть кодекс профессиональной этики адвокатов, под которым юристы подписываются при получении звания адвоката. Есть и адвокатские палаты, которые занимаются разбором дисциплинарной практики. Но у американцев адвокат может лишиться лицензии, если нарушит клятву и будет уличен в этом. У нас таких последствий не предусмотрено, особенно для не адвокатов. Поэтому, когда в процессе встречаются адвокат и не адвокат, получается, что адвокат связан нормами корпоративной этики, а другой юрист нет, и может делать все что хочет. Кодекс этики поведения должен распространяться на всех юристов без исключения, должен быть страх потери лицензии, чтобы не вести себя недостойным образом, не заниматься фальсификацией доказательств, не подделывать документы, не вводить суд в заблуждение. Когда юрист приходит в процесс и понимает, что его поведение может быть оценено не только с точки зрения закона, но и с позиций норм корпоративной юридической деятельности, это дисциплинирует.

— Могут американцы подавать иск в суд, не обращаясь к адвокату?

— В некоторых случаях. Как правило, гражданин не может подать даже жалобу или инициировать процесс без адвоката. Считается, что написание иска — работа специфическая, ее должен делать компетентный специалист, и к нему надо обращаться. Гражданин, когда пишет исковое заявление самостоятельно, может в нем описывать всю свою жизнь, а не указывать юридически значимые обстоятельства и ссылки на нормы права. Это мешает судье сразу разобраться: какое право нарушено, какую защиту хочет получить человек. Такой подход к подаче иска делает судебный процесс более дорогим и заставляет граждан искать несудебные способы урегулирования конфликтов.

— Как часто применяются примирительные процедуры?

— У них очень развита досудебная практика урегулирования конфликтов, особенно гражданских. Адвокаты встречаются и решают: идти в суд или нет. Суд тоже активно использует процедуру медиации. Если судья видит, что спор может быть решен другим путем, он рекомендует обратиться в организации, которые занимаются либо посредничеством, либо медиацией: это и частные организации, и аккредитованные при судах. В основном медиацией занимаются бывшие судьи. Они улаживают коммерческие и семейные споры, причинение вреда окружающей среде. Иногда к медиаторам обращаются как к независимым экспертам, чтобы оценить: какое может быть принято решение по тому или иному делу. Медиатор может готовить проект будущего судебного решения. Если стороны не пришли к решению вопроса после медиации, медиатор может направить в суд проект судебного решения, где изложит, как спор можно решить, и суд может это решение принять. В нашей практике такого точно нет. Кстати, такая практика позволяет разгрузить судей, у них нет такого наплыва дел, как у нас.

— Суды в США тоже делятся на гражданские, уголовные, арбитражные?

— Да, только это делается не так, как у нас. Например, в здании арбитражного суда рассматривалась апелляционная жалоба по уголовному делу, после чего тот же судья сразу начал рассматривать иск немецкой фирмы к компании «Гугл». У судей специализации, похоже, нет. Дела распределяет компьютер, судья заранее не знает, какое дело ему попадется: уголовное или гражданское.

— А у адвокатов есть специализация?

— Да. Крупные компании стараются охватить все вопросы. Есть фирмы, которые специализируются на беловоротничковой преступности (делах об экономическом шантаже, элементах коррупции, взятках), они не берутся за дела, связанные с насилием, убийствами. Фирмы, занимающиеся гражданскими делами, неплохо зарабатывают на недвижимости. Они сопровождают все сделки купли-продажи. Есть компании, специализирующиеся на налоговых спорах, защите интеллектуальной собственности. Около 40% адвокатов занимаются частной практикой, открывают свои кабинеты.

— А как обстоят дела с коррупцией?

— Коррупция у них есть, но она носит завуалированный характер в виде получения разрешений, устройства в какое-то учебное заведение и т. п. Открытых взяток там не дают. Есть и комиссия, которая отслеживает проявления коррупции. Как только к какому-то судье поступает такое предложение, он обязан об этом сразу доложить. Если он этого не сделает, то потеряет право заниматься юридической деятельностью навсегда.

С 2 по 11 ноября 2015 года Дмитрий Загайнов принял участие в ежегодной стажировке «Юридический бизнес в США. Управление юридической фирмой», организованной порталом LawFirmManagement.RU и Бизнес-школой ИНТЕЛЛЕКТ-С при участии Lincoln Law School of San Jose (Калифорния, США).

Источник: газета «Уральский рабочий»

Адвокат должен способствовать улучшению деятельности системы правосудия и повышению уважения общества по отношению к нему.

Правильно и честно осуществляемая адвокатская практика подразумевает основное обязательство адвоката соблюдать принцип равной для всех справедливости в открытой, четко организованной и беспристрастной системе правосудия.

Адвокат, используя свой опыт, профессиональные навыки и знания, может составить обоснованную точку зрения о том, как работают законы, правовые институты и государственная власть, в чем их сильные и слабые стороны. Адвокат вправе и должен изыскивать возможности для улучшения работы правовой системы, но все его суждения при этом должны быть направлены на улучшение системы защиты прав и интересов граждан и организаций и быть обоснованы.

Адвокаты должны обеспечивать доступность юридической помощи всем без исключения членам общества, действуя открыто, компетентно и эффективно. Действия адвоката должны вызывать уважение и уверенность и, в сочетании с принципом честности, поддерживать независимость и эффективность профессиональной деятельности.

Поведение адвоката по отношению к другим адвокатам должно основываться на уважении и доброй воле.

Адвокат должен содействовать предотвращению непрофессиональной юридической практики.

Вне зависимости от того, что действующим законодательством не определен статус помощника адвоката, фактически многие адвокаты с успехом используют в своей практике работу таких помощников. Многие задания могут быть выполнены помощником адвоката, работающим под контролем самого адвоката. В интересах престижа профессии и общества в целом в сфере оказания эффективной, доступной для понимания, качественной юридической помощи весьма целесообразно обучать помощников адвокатов в процессе их работы, если только это не влечет наступления негативных последствий для интересов клиентов.

Учитывая общие и специальные ограничения, устанавливаемые законодательством и решениями руководящего органа коллегии адвокатов, помощник адвоката может выполнять любую работу, переданную ему адвокатом, если сам адвокат поддерживает постоянные отношения с клиентом и несет полную профессиональную ответственность за сделанную работу. Помощники адвоката не вправе выполнять те обязанности адвоката, которые тот должен исполнять лично, и не могут исполнять обязанности, не входящие в круг обязанностей адвоката вообще. По общему правилу, вопрос о том, какие права адвокат может передать помощнику, заключается в различии специальных знаний помощника, с одной стороны, и профессионального опыта адвоката — с другой.

В своих публичных выступлениях и при появлении в общественных местах адвокат должен придерживаться правил этики.

Адвокат должен всегда соблюдать как дух, так и букву правил профессионального поведения.

Ненадлежащее поведение отдельного адвоката может повредить авторитету адвокатуры и системы правосудия в глазах общества. По этой причине адвокат должен избегать даже такое поведение, которое по недоразумению может показаться недостойным.

Судебная система предназначена для того, чтобы рассматривать все дела беспристрастно и по существу. Адвокат должен избегать таких утверждений или предложений по поводу изменения судебной системы, которые могут привести к дискредитации как самого адвоката, так и всей юридической профессии, и системы правосудия в глазах общества.

Источники: http://moluch.ru/archive/199/48960/, http://www.lawfirmmanagement.ru/trainingusa/reportsusa/russian-american-legal-systems, http://vuzlit.ru/467183/yurist_sudebnaya_sistema

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *